Что в Австралии вообще хорошего?

В культурном смысле Австралия — это импровизированный филиал Англии, только с примесью американских черт и азиатского колорита. Английская культура всегда обладала для меня особым шармом. Мне казалось, что здесь-то я смогу вписаться с большей легкостью, нежели, например, прижиться где-то в Европе, подтянув свой немощный, но присутствующий в анамнезе французский.

Я переехала в Мельбурн в июне 2012 чтобы начать учебу в RMIT — Мельбурнском Королевском Институте Технологий. Как Бакалавра Искусств меня интересуют профессии, с этим икусством связанные. В Австралии больше возможностей для работы музыкальным фотографом/режиссером. Здесь существует своя музыкальная инфраструктура и широкая сеть онлайн-изданий. Количество концертов и туров зарубежных исполнителей несоизмеримо с Петербургом. Не говоря уже о том, сколько здесь местных групп.


Мы наслышаны об Австралии как о зеленом материке с прекрасным климатом, где пасутся стада кенгуру, а на эвкалиптах зевают пушистые коалы. Всего этого, конечно, не отнять. Но объективно говоря, городской житель редко пересекается с этими прелестями.

Зато в черте города обнаруживаются свои плюсы: модернизированный общественный транспорт, современная архитектура в центре, интересный и функциональный дизайн городских пространств, большое количество ухоженных парков. Каждому питерцу знакомо чувство, когда боишься ненароком прислониться к стене или сесть на скамейку, так как почти все поверхности в городе покрыты ровным слоем грязи. В Австралии с экологией дела обстоят лучше. И воздух удивительно душистый и свежий — это первое, что я замечаю, возвращаясь сюда из Европы. А еще на улицах куда меньше курильщиков. Даже страшно вспоминать, какие кровавые способы расправы я продумывала по пути в СПбГУ, когда передо мной вышагивала целая рота никотинозависимых товарищей.


Свобода взаимодействия с городом сказывается на установке «мой дом — моя крепость», так что общественные места тоже становятся частью твоего мира. Скверы, парки, уличные кафешки, торговые центры открытой планировки: все это предоставляется в свободное пользование. К тому же меня прельщает дизайн городских пространств: интересные архитектурные решения, яркие цвета, креативная реклама. В результате я стала гораздо больше времени проводить на улице. Из минусов — разве что палящее ракозаразное солнце, от которого неустанно напоминают прятаться и мазаться. По улицам рассекают трамваи с социальной рекламой в духе «Солнце — враг твой! Не будь тупым — не загорай!». И это не преувеличение. Лично мне процедура нанесения крема очень не нравится, он пачкает одежду и делает кожу скользко-липкой. При +35 это доставляет особенно яркие ощущения. Но главная цель — не уберечься от ожога, а защитить себя от опасных УФ лучей, провоцирующих рак кожи. Не совсем понятно, мажутся ли кремом большинство австралийцев, но, судя по оттенкам кожи, многие этой простой мерой предосторожности пренебрегают…и к 70 годам рак кожи находят у одного из трех австралийцев.

Климат в Мельбурне не столь жаркий, как в северной части Австралии, лето длится примерно с ноября по март. Тогда же официально открыт купальный сезон, хотя температура воды в течение года не сильно колеблется. В Мельбурне достаточно пляжей с чистым берегом и мелким песком. Однако не будучи фанатом морской воды, за все лето я могу ни разу не наведаться на побережье, до которого от центра всего 30 минут на транспорте.


Зимой температура воздуха колеблется между 2-16 градусами тепла, и за ночь можно изрядно продрогнуть, так как центрального отопления в квартирах не предусмотрено. Из-за однослойных окон и тонких стен, которые здесь так распротранены, кондиционером прогреть квартиру почти нереально. Так что зиму нужно просто перетерпеть, а за 2-3 месяца при комнатной температуре 16 градусов вы повторите подвиг ДиКаприо в «Выжившем». Кстати, многоквартирные дома здесь тоже в диковинку, и считаются социальным жильем. На одном из занятий кто-то из моих однокурсников продемонстрировал фотосессию, отснятую на фоне многоэтажки, что вызывало немало интереса и комментариев вроде «Выглядит так оригинально!».

Гуляя зимой по улице замерзнуть тут сложно, при условии, конечно, что оденешься соответствующе Питерскому октябрю. На австралийцев в шлепках, балетках и легких кардиганах равняться не стоит. Пусть мерзнут в одиночестве, а нам, северянам, это не на пользу. В общем и целом — это шикарный вариант зимы. Вероятно, существует она исключительно для того, чтобы сделать передышку от жаркого лета и дать модникам возможность пощеголять в стильных осенних пальто. И еще чтобы кофейни могли завлекать постояльцев призывами «согреться чашечкой горячего латте этим холодным зимним вечером».


Единственный реальный недостаток инфраструктуры — это расписание метро. За исключением часа пик, днем поезда ходят раз в 20 минут, вечером — раз в полчаса. Поэтому каждый выход из дома надо планировать заранее. Да, чище, современнее и просторнее. Но черт, почему же так редко? В Питере об этом даже задумываешься, просто спускаешься в метро и садишься на поезд через 1-3 минуты. Проезд стоит $7.80 в сутки (или половина этой стоимости за двухчасовую поездку). Еще можно купить проездной на месяц, тогда цена упадет до $4.70 в день.

Центр Мельбурна совсем небольшой, и устроен по принципу сетки (подобно линиям Васильевского острова). Во все стороны от центрального делового района простираются пригороды, этакие мини-поселения: со своей станцией метро, главной торговой улицей, библиотекой, почтой. Застройка в основном одно-двухэтажная, но участки далеко не такие большие, как в американских фильмах: земля здесь дорогая, и люди ограничиваются более скромными жилищами с небольшим садом. Впрочем, недостатка в зелени тут не наблюдается, ведь по всему городу устроено много парков и заповедников, переходящих из одного в другой. Особенно облагораживают прибрежные зоны — как речные, так и у залива.

Что касается менталитета — поначалу мне казалось, что люди здесь более открыты, чем в России, но на деле это лишь ни к чему не обязывающая приветливость, а философские разговоры за жизнь здесь вести не столь принято. Как и показывать свои истинные эмоции: выражение лица должно держаться в рамках приветливо-нейтрального, что бы ни случилось. Здесь проповедуется что-то вроде лозунга “Выгляди счастливым — будь счастливым”. В лучших традициях западной психологии.


Забавный момент: в первые же недели после приезда мне дважды попадались люди, раздающие торты. Как-то раз по вагону метро ходила приятная молодая австралийка с тортиком в руках. Некоторые, конечно, в шутку спрашивали, что она в него подмешала, но на свой страх и риск все равно угощались. Какая-то женщина тоже попробовала, задумалась, а потом даже сбегала за остатками торта, чтобы забрать домой.

Еще отсутствует та привычная русскому человеку волна негатива, который нужно отражать и фильтровать. Уж не знаю, почему русские ведут себя более беспардонно, хотя и были взрощены на плодородной почве великой отечественной литературы. В Мельбурне общая атмосфера дружелюбнее, люди более склонны помогать и уступать незнакомцам. Когда приближаешься к киоску — заранее начинаешь улыбаться продавцу, что в России, например, воспринимается дико (как и во Франции, почему-то). Хотя, признаюсь, когда кто-то доводит тебя до белого каления — порой жалеешь, что нельзя просто рявкнуть в ответ, подобно кассирше на Почте России. Не мудрено, почему даже собаки здесь более расслабленные и дружелюбные. В Питере у меня была почти что фобия. Чего стоил один наш сосед, который, завидев меня еще издалека, говорил своему черному старенькому спаниэлю «Взять её! Кхе-хе-хе!». Понятно, что пес просто начинал гавкать и суматошно носиться кругами, но мне и этого хватало, чтобы почувствовать себя в опасности. Вот зачем так поступать?


Местная флора и фауна делает проживание в Австралии более вдохновляющим. В каждый сезон здесь цветут разные растения, и даже зимой можно наблюдать зеленую листву с буйством красок и ароматов. Кстати, из-за этого так много местных жителей страдает сенной лихорадкой по несколько раз в году, что я с прискорбием испытала и на себе. Иногда это выражается в слезоточивости и горящей коже лица, иногда в аллергическом насморке. Ничем подобным я в Питере не страдала.

Уже в 6 километрах от центра города чуть ли не тише и спокойнее, чем в российской глубинке. И единственное, что нарушает безмятежность — это буйное птичье пение по утрам. Экзотические породы голубей и «шумные шахтеры» верещат в кустах, подражая то ли факсу, то ли модему, и носятся по подъездным дорожкам возле дома. Еще может разбудить лай соседских собак или ночные стычки поссумов, сопровождающиеся ворчанием и рычанием. Поссумы — мои личные любимчики. Первое время я специально ходила в парк с пакетами моркови или яблок, чтобы покормить этих сумчатых зверьков. Сейчас ограничиваюсь тем, что просто рассматриваю их пугливые физиономии в свете фонарика, если по дороге домой слышу шебуршание где-то на ветке дерева. В центре города их особенно много в Fitzroy Gardens и Calton Gardens, так что любители животных могут наведаться туда после заката с овощами или фруктами (хотя официально кормить их запрещено, так как большинство туристов пичкают их губительными булочками или еще чем-то неудобоваримым).

С местными жителями почти всегда актуально обсудить погоду, поскольку Мельбурн обладает той же скверной репутацией, что и Петербург: погода здесь капризная, переменчивая и мстительная. Любое сравнение с Сиднеем (в пользу Мельбурна, естественно) тоже прибавит вам бонус-баллов и вызовет одобрение среди местных. Ну и еще один животрепещущий вопрос — это, конечно же, политика, а в частности, политика премьер-министра Тони Эббота. Его поддерживают провинциальные жители, но категорически не терпят просвещенные горожане. Хотя вообще-то жаловаться в Австралии не принято, и после каждого гневного высказывания, коли уж оно вырвалось, стоит добавлять “Но это лично мое мнение”, или “Возможно, я преувеличиваю”. Вообще, если у вас нет проблем с актерским мастерством, то просто выкручивайте ручку энтузиазма до упора, и о любом событии рассказывайте так, словно на тот концерт или фильм вы сходили после годовалого заточения в темнице, настолько вас это мероприятие впечатлило. В окружении оглушительно щебечущих австралийцев подобный тон никто не сочтет наигранным.

Один из крупных минусов Австралии — это ограниченный ассортимент почти во всем наряду с высокими ценами. ИКЕЯ, например, предлагает куда более скудный выбор товаров, чем можно найти в Питере. То же относится почти ко всем магазинам, включая продуктовые.

Еще в Австралии обзаводишься новыми привычками:

Считать энергетическую ценность в килоджоулях. Только четверть производителей указывают энергетическую ценность продуктов как в килоджоулях, так и в калориях. Это очень неудобно, всегда приходится держать конвертер наготове. А в день нужно потреблять 8700 кДж. Поди разберись. Упорно не могу запомнить точного значения 1540 кДж, 450 кДж и т.п.

Сидеть на полу. Зачем утруждать свои ноги, дожидаясь поезда метро, когда можно просто плюхнуться на асфальт? Да и кому нравится переминаться на месте, слушая указания преподавателя? Ведь легче присесть на бетонный пол. Если в помещении постелен ковролин, можно даже прилечь, умостив под голову рюкзак. Однажды я наблюдала за любопытной парочкой: девушка сидела на скамейке и барабанила ногами по лежащему на асфальте парню. Этому (в смысле сидеть на полу, а не колотить друг друга) австралийцы учатся еще в детском саду, где не принято усаживать малышей за парты. Наверное, это дает больше свободы. Но штанишки все равно жалко.

Сочетать несочетаемое. Вьетнамки с пуховиком при +15, но шерстяная шапочка и шорты при +40. Главное чтобы костюмчик сидел! Собираясь на фитнес, далеко не все переодеваются в спортивную одежду. Многие в ней уже приходят: то есть ходят по городу и ездят в метро в обтягивающих лосинах и спортивном лифчике. Та же история с офисными сотрудницами: по пути домой многие переобуваются из элегантных туфлей в массивные кроссовки, которые несколько странно смотрятся с официальным костюмом.

Взаимовыручке. Мужчина на костылях с загипсованной ногой осторожно спускается по лестнице, переходя железнодорожные пути. Другой мужчина, пробегая мимо, притормаживает, чтобы предложить свою помощь и светски поинтересоваться, что у того с ногой. Помощь не требуется, и они просто обмениваются пожеланиями удачного дня. Такое поведение можно назвать образцово-показательным, и, естественно, далеко не все его придерживаются. В России мне тоже встречалось немало добрых и отзывчивых людей. Но перетащить 20-килограммовый чемодан через наземный переход помогали только в Мельбурне.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *